сайт общероссийского научно-практического журнала


ЗАО "РКИ Соверо-пресс"
www.annaly-nevrologii.ru


Внимание!
Сайт журнала Анналы клинической
и экспериментальной неврологии
перемещен на адрес
http://annaly-nevrologii.com

Attention!
The Website of Annals of Clinical
and Experimental Neurology
has been moved to
http://annaly-nevrologii.com

8 (499) 159-98-47

soveropress@bk.ru

Annals of clinical and experimental neurology

Annaly Klinicheskoy i Eksperimental’noy Nevrologii

Свежий номер

 

Том 11 №4 2017 год

Tom11-3-2017

Подробнее ...

ПОЧЕМУ МЫ ВЕРНУЛИСЬ В РОССИЮ

Команда «Генериума» – профессионалы высокого класса. Непрерывное повышение квалификации и привлечение перспективных молодых специалистов – приоритеты компании. Люди, которые здесь трудятся, – выходцы из России, но многие из них, порядка 25 ученых, еще недавно работали в лабораториях США, Великобритании, Германии, Канады, Франции. «Генериум» дал им возможность реализовать себя на Родине, предоставив ультрасовременные лаборатории, построив прекрасные дома-коттеджи, обеспечив высокой зарплатой.Мы попросили некоторых из них рассказать свою историю.

Generium zd

РЕАЛИЗУЮ СЕБЯ

Piskunov

Александр Александрович Пискунов, PhD, к.б.н., начальник Лаборатории клеточной биологии и функционального скрининга отдела молекулярной и клеточной биологии МБЦ «Генериум», менеджер проекта.

Для меня путь в науку о жизни начался в 1997 г., когда я выиграл олимпиаду по биологии среди восьмиклассников Калининского района г. Новосибирска. С этого момента моя судьба, казалось бы, была определена. Все – учителя, родственники – советовали поступать в медицинский. А далее перспектива вырисовывалась следующая: поступление в НГМУ (Новосибирский государственный медицинский университет), ординатура, интернатура и работа хирургом в одной из клиник Новосибирска. Но это было бы слишком заурядно и предсказуемо. Все старшие классы школы я действительно шел по намеченному «врачебному» пути, усиленно штудируя биологию и химию. Получив аттестат о среднем образовании, подал документы в медицинский.
И вот за несколько недель до вступительных экзаменов я узнаю о том, что в НГУ, в том самом Новосибирском Академгородке есть факультет естественных наук, на котором, оказывается, есть отделение медицинской биологии. Попытка не пытка. Я решаюсь подать документы в НГУ, тем более что экзамены там сдают раньше, чем в меде. И надо же было такому случиться – я поступил. С гордо поднятой головой забираю документы из медицинского – и вот я студент НГУ.
Надо сказать, что большинство студентов нашей группы сразу разделились на два лагеря: биологи и медики. Биологи возмущались: «На кой черт нам эти симптомы, синдромы, анамнезы и перкуссии?». Медики же с недоумением ворчали, что им в их будущей клинической практике знания ризоидов, семядолей, камбия, жужжальцев, параподий и др. «ни к столбу, ни к перилу».
К слову, для так называемых «биологов» на первых курсах была лазейка. А именно, существовала возможность перевестись на биологическое отделение нашего же факультета и спокойно разгрызать гранит биологических наук, а о медицине забыть, как о страшном сне. 
Ближе к последним курсам я окончательно понял, что мне более интересны биологические предметы нежели медицинские. Может быть, дело в том, что у нас в университете курсы по генетике, молекулярной биологии и биохимии читали блестящие ученые, руководители лабораторий ведущих НИИ Новосибирского Академгородка. Они смогли привить многим студентам интерес к своим предметам, и я не был исключением. ДНК, РНК, белки, гены, хромосомы – все это притягивало нас, казалось, что мы получаем передовые знания и находимся на острие современной науки. Однако удивительный научный мир в одночасье рассыпался, как карточный домик, когда пришлось столкнуться с ужасающей инфраструктурой НИИ во время написания дипломной работы. Большая часть оборудования была старше меня, расходные материалы и реактивы экономили, как воду в пустыне. Все это удручало.
После получения диплома все стало более очевидным: если я хочу вести научные разработки на передовом оборудовании и осваивать новые современные методики, надо уезжать за рубеж. Разослав свое резюме в несколько университетов Западной Европы, мой конечный выбор свелся между университетом Вагенингена (Нидерланды) и университетом Страсбурга (Франция). Тщательно все взвесив, я выбрал Страсбургский университет имени Луи Пастера. Не то чтобы я чувствовал себя маленьким Мечниковым, но некоторые аналогии на этот счет возникали.
Далее мне предстояли четыре с половиной года аспирантуры, в ходе которой удалось освоить множество молекулярно-биологических и биохимических методик, а также поработать бок о бок с ведущими мировыми специалистами в области транскрипции и регуляции экспрессии генов. Вся эта работа в конечном счете вылилась в успешную защиту диссертации, публикацию 7 статей в международных реферируемых журналах и участие в двух научных конференциях. 
Судьба специалистов в области Life Science после защиты диссертации, как правило, сводится к двум конечным направлениям: 1) продолжение пути в академической науке, означающее последующую постдокторскую работу, а в случае успеха – профессорскую позицию;
2) работа в области биотехнологии в компаниях, занимающихся разработкой и производством терапевтических биомолекул.
Я присматривался ко второму направлению, так как прикладные исследования меня привлекали больше, чем фундаментальные. Однако устроиться в престижную западную фармкомпанию было не так просто. Поэтому я решил поработать еще пару лет постдоком для поднятия наукометрических показателей, тем более что после участия в конференции в Австралии меня пригласили работать в университет Сиднея.
И вот за несколько недель до переезда в страну попугаев, страусов, кенгуру, когда билеты и визы были на руках, произошел неожиданный поворот. Появилась возможность работы в молодой российской биотехнологической компании. Не долго раздумывая, я решился.
Данное решение может показаться странным, нелогичным и необдуманным. Однако я ни разу о нем не пожалел. В данный момент я являюсь сотрудником молодой активно развивающейся биотехнологической компании, с передовым оборудованием, материально-технической базой, инфра-стуктурой, где у меня есть возможность реализовать свой потенциал, работая по специальности.

УДАЧНОЕ НАЧАЛО

Bade

Вероника Бадэ, Dr. rer. nat., к.б.н., старший научный сотрудник Отдела молекулярной и клеточной биологии МБЦ «Генериум», менеджер проекта.

У меня всегда была тяга к естественным наукам. Еще в школе я интересовалась биологией, физикой и химией. Эта тяга к знаниям базировалась на желании изобрести новые технологии и лекарства для людей и животных. Все это было детскими мечтами, но вследствие этого я с легкостью поступила на факультет медицинской биотехнологии Удмуртского государственного университета. В процессе учебы, начав работать в биохимической лаборатории, я втянулась в разработку процессов, связанных с получением белковых препаратов из донорской плазмы и плазмы животных. Данная работа была для меня не средством зарабатывания денег, которых, как известно, не хватает в студенчестве, а интересным хобби.
Освоив все возможности на базе факультета медицинской биотехнологии, мне захотелось продолжить свое обучение, что я и сделала на кафедре молекулярной биологии МГУ. Защитив диплом, я осталась работать стажером в лаборатории Института белка Российской академии наук. Именно в этот период был создан совместный проект между Институтом белка РАН и Университетом г. Франкфурта-на-Майне. Проект был связан с изучением ретровирусов, в частности, вируса HIV. В процессе этой деятельности мне приходилось много работать во Франкфурте, где впоследствии предложили начать аспирантуру в Университете г. Франкфурта-на-Майне. Таким образом, волею случая я оказалась в Германии.
Я никогда не ставила перед собой цель покинуть Россию и обосноваться где-то в зарубежье. Все та же тяга к расширению своих знаний привела меня в Германию, где после защиты докторской диссертации я осталась работать сначала в Университете г. Эссена, а потом в Университете г. Кельна. В целом я прожила в Германии около 11 лет, выучила немецкий язык, у меня появилось много друзей, с которыми я до сих пор поддерживаю связь. Но все это время я часто бывала в России и была в курсе событий, которые происходили в моей стране, где осталась моя семья.
В Германии я получила неоценимый опыт работы в академической науке, результатом которого стали мои публикации. Но тяга к новым технологиям в естественных науках не давала мне покоя. Таким образом, я узнала от своих друзей о новом, современном центре биотехнологии в России – МБЦ «Генериум». Однажды его посетив, мне неприменно захотелось в нем работать и участвовать в новых разработках, связанных с препаратами лечения заболеваний крови, раковых заболеваний и др. Теперь я в России. Работая и живя здесь уже три года, нисколько не жалею, что вернулась.